Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

Спаситель. Спасение. Смерть Спасителя.

Человек, не чувствующий присутствия зла, отличается от человека чуткого к этому почти как один вид живых существ к другому. Найти общий язык им невозможно, за отсутствием воспринимающего органа у первого. Царство символического антихриста — это анонимная власть, осуществляющаяся от лица государств и церквей, чуждых своим народам и паствам, это тотальная неверность всех друг другу, воровство, достигающее почти таких же масштабов, и непрерывная различающаяся в разные времена лишь количественно череда войн и убийств. Вся та действительность, которая описывается термином «социальный дарвинизм», и которую сами последователи этого учения считают, как чистейшие проповедники зла, чем-то «естественным». Но есть разница между тотальным и естественным: чума тотальна в зачумленном городе, но не естественна. Царство символического антихриста повсеместно и всевременно, но им жизнь человеческая не исчерпывается: тот, кто умеет видеть эту действительность, умеет и отличать себя от нее, — это центр естественной философии и естественный залог спасения.

Залог спасения, однако не оно само, как сценарий — еще не пьеса. Для того чтобы спасение осуществилось, должен был быть кто-то спасенный. Этим спасенным по обстоятельствам дела не мог быть человек, но только сам Бог. Бог называется Спасителем, думаю, в первичном и наиболее адекватном смысле именно потому, что вступил в мир и победил его, т.е. спас Себя. Тот, кто не спас себя, не может спасти другого: так обстоит дело у всех, кто тонет, а особенно, если тонет в болоте.

Когда мы говорим о том, что Сын Божий есть Спаситель, то в первую очередь потому, что спасение осуществилось в Нем Самом. Можно сказать, что каждый спасшийся актуально спаситель себя, и потенциально — других. Разумеется, в богословском контексте мы мыслим бесконечной потенцию божественного спасения, тем не менее она остается именно потенцией для другого.

Это далеко не всё и далеко не самое важное. Такая потенция спасения для другого есть не что иное, как возможность стать спасшимся, но спасся только Один, и никто другой никогда не спасался и не спасется. Потому потенция спасения для другого — это потенция стать Спасителем, вести во-ипостасное существование Бога, но какого Бога? Разумеется, воплотившегося — не Яхве и не Зевса. Никаких других шансов спастись человеку не предоставлено. Правда состоит в том, что, в конечном счете, спасенных нет, но есть Спаситель и погибшие. Мы можем назвать «спасенными» разве что лиц, находящихся в процессе трансформации (если допустимо представлять это событие процессом, т.е. мыслить его во времени) из погибших в Спасителя, но здесь правильнее говорить о «спасаемых».

О Спасителе мы можем думать как о многоименном и как о носящем одно только имя. Справедливо и то, и другое. Но это отдельный и сложный вопрос, обсуждать я его здесь не буду.

Еще раз: когда речь идет о том, чтобы выплыть из моря или выползти из болота, тут спасшийся это достигший опоры — шлюпки или кочки. Собственно, «спаситель» здесь опора. Но в нашем случае опорой может быть только сам Бог, ибо ничто не-божественное, не спасительно. В рамках этой аналогии, я полагаю, следует понимать праведников из иудеев, язычников, мусульман и атеистов: это люди, барахтающиеся в море в спасжилетах. Не достигнув точки опоры, они умрут, хотя и позднее тех, кто не занимался философией, музыкой (математикой) или не был, как говорят индусы, «великой душой».

Последний из вопросов, которых мы в сегодняшнем разговоре коснемся, это смерть Спасителя. И в первую очередь: кто за нее ответствен, а во-вторых, каковы были ее последствия.

И с самого начала: Христос упразднил первородный грех. Мы уже знаем, что первородный грех это воспаление «человечности» в человеке. Чем же Он его упразднил: своей жизнью или своей смертью? Это прямо зависит от того, как мы определяем жизнь и смерть. Если жизнью мы называем, нынешнее временнОе полусуществование, то, конечно, смертью. Если жизнью мы называем ту нерожденную и бессмертную жизнь божества, которую жил весь Спаситель, в нас же живет лишь душа, то, конечно, жизнью. И, опять же, если смертью мы называем переход от ментально-психического состояния существования к органическому (в смысле органических удобрений), то, разумеется, жизнью. Если же смерть брать как остановку бессмысленной временной прогрессии полусуществования, то именно смертью — «смертию смерть разруши». Лично мне ближе эстетика жизни, но богословски допустима и эстетика высокой смерти.

Теперь, одно дело смерть, другое дело смерть насильственная. Нет никаких сомнений в том, что Спаситель желал достигнуть «места мертвых», но считать, что в Его планы входило сделать кого-то убийцей Себя — это клеветать на Бога иудейским способом, делать его ответственным за зло. Это первая нелепость, с которой нужно раз и навсегда расстаться.

Второе. Говорят, что смерть Спасителя успокоила разъяренного Отца. Ну, во-первых, Бог не гневается, а во-вторых, даже если бы и гневался, то скорее бы пришел в бешенство от убийства Своего Сына, а не успокоился. Или Отец хотел смерти Сына? Но тогда может быть Он на Него же и гневался? Обычно хотят смерти тому на кого разгневаны. Безумная теория.

Третье. Говорят, Христос умер вместо нас. А Отец хотел нашей смерти из-за наших грехов. Отлично! Но разве не наказывал Отец Израиль нашествиями варваров за то, что тот презирал (и даже до убийства) Его пророков? Почему же когда мы убили Его Сына, — раздобрился? Нет, увольте, верить в эти дикости я не могу.

И, повторюсь еще раз, если Сын желал Сам быть убитым, значит он желал кого-то сделать убийцей, что есть страшная клевета на Бога.

Из этого прямо следует, что единственным виновником не смерти, но именно убийства Бога является человек, и ближайшим образом иудеи. Но, известно, «Бог поругаем не бывает», так что понатешившись над Спасителем, человечество еще раз набухло своей «человечностью» — иудейской, арабской, египетской — чуть позднее христианской (= ромейской), мусульманской и проч. — всяческой. И, как следствие, Великая Трансформация не произошла, царство символического антихриста устояло, а человечество продолжило расправляться со всем христо-видным, что ему попадается. Так дело обстоит и по сей день, и уже до конца дней. Слишком тяжело говорить об этом много.

Что же до иудеев, особенно в связи с последним заявлением папы, что обращать их в христианство он более не будет, потому как они, дескать, и в рамках своих обетований спасены, должен сказать, что лица, берущие на себя коллективную ответственность за чью-либо смерть, являются уголовными преступниками и подлежат преследованию в рамках любого мне известного законодательства. Потому я считаю существование иудейства, не отрекшегося публично от известных событий, правовым нонсенсом, оценку которого должны выносить конституционные суды государств. Но только полный дурак может не знать сколько, эти господчики вложили усилий, чтобы европейские государства стали «светскими» и сколь прилежно они сейчас трудятся на ниве полного их истребления. Так что «хипующий» папа Франциск может быть мил, конечно, отроку (ну и уж, разумеется, всем «стареющим юношам, в поисках кайфа»), но не мужу.

Погиб Павел Дрёмов. Вечная память!

12.12.2015 - 14:36
СРОЧНО: Генпрокуратура ЛНР подтвердила информацию «Русской Весны» о гибели Павла Дремова | Русская весна

Генпрокуратура Луганской Народной Республики подтвердила информацию о гибели командира шестого отдельного мотострелкового казачьего полка (им. Платова) Народной милиции ЛНР Павла Дремова.

«На данный момент на место происшествия выехали оперативные группы от Генпрокуратуры и МВД. По предварительным данным, водитель спасся, а сам Дремов погиб», — сообщает пресс-служба Генпрокуратуры.

Спецкор «Русской Весны» с места события сообщает, что машина командира была взорвана, водитель получил ранения и скончался в больнице, не приходя в сознание.

Смерть Немцова

Никогда не терпел не самого этого деятеля - он был слишком ничтожен, чтобы иметь какую-то индивидуальность - но всю компанию его подельников призыва начала 90-х. В СПб персонажем этого плана был А.Собчак, при котором безудержная болтовня скрывала безудержное воровство. Итогом его управления были руины Питера и несколько сотен новооборазовавшихся богачей (в том числе и его семейство, разумеется) - даже столь посредственный администратор как Яковлев, виделся городу на его фоне самым настоящим спасением. Таков же был итог прибывания у власти всех деятелей этого призыва и сорта.

Убийство Немцова, совершенно очевидно, могло понадобиться только тем, кто заинтересован в гражданских волнениях, ибо для сегодняшних властей он был опасен и неприятен не более какой-нибудь собчакихи младшей. Очень надеюсь, что государство решительно расправится с любыми поползновениями в этом направлении. Тем, кто не понимает, насколько в нынешних обстоятельствах, могут быть разрушительны любые противоправные акции, стоит прописать лечение пропорциональное масштабу их злонамеренной глупости.
 

tempora mutantur

Как удивительно меняется всё: два года назад, когда в "Квадривиуме" выходила Симона Вейль, я, считая, что либеральный католицизм должен быть уравновешен здоровым фашизмом, всерьез думал выпустить том Леона Дегреля, и если бы не болезненное состояние Вики Ванюшкиной в последний перед смертью период, обязательно бы это сделал. Вспоминаю, спорил об этом с о. Симеоном Дурасовым, отстаивал европейских правых... После украинского кошмара - прошлая жизнь.

Мертвая страна

Втягиваюсь после своего отъезда в дела: у меня устойчивое впечатление, что мир отдан на растрезание диаволам. Украина беснуется. Донбасс воюет с бесноватыми под водительством людей, желающих присоедениться к обществу московских олигархов. Кто и когда будет воевать с самими этими олигархами неясно. Дело Новороссии, живое еще полгода назад, не просто погибло, но уже и забылось. Эскалация агрессии лишена всякого смысла. Равноотвратительные персонажи затевают безнадежные ссоры и едва ли не заставляют принять в них чью-то сторону: либо ты шарли, либо исламист, tertium non datur... Ага! Либо ты Путин, либо ты Порошенко/Обама.. ага! Книгопродавческий цех книгу по Новороссии продавать не хочет, авторов на книгу по самостийности Украины не отыскивается, церковь столь строго выдерживает себя вне политики, что не понятно существует ли она, об универе и говорить не приходится - все боятся, лицемерят, исихаствуют! Считают себя выше , вне, за границами... Горе-интеллегенция, горе-духовенство, горе-страна! Горстка почти недееспособных патриотов, сонмы бесчинствующих нигилистов, и огромная толща инертных (поскольку их пока не привели сверху в движение) потребителей. Полный аут.

(no subject)

***

Когда мы видим смерть в садах, еще не тронутых осенней
Стотрубной фугой, видит Бах, мы видим только воскресенье.
Как в молодости смерть красна, на поле битвы с мыслью бодрой,
О том, что ты в юдоли сна, свел мост небес над адской мордой!

Но жизнь проходит, Дионис — все меньше бог, все больше демон,
Киприда смотрит сверху вних, и Гермий мрачен, как подельник.
В любимых утешенья нет — всех век бессмысленный растлил
И поневоле взгяд надменен из одиночества петли…

Мы рано принялись за пир, не думая, что это тризна,
И вот — все съедено, Батил, как отчужденная отчизна.
С расцветом сил приходит страх, поскольку расцветает тленье,
И правда права неправа, и тягостно стихов творенье.

(no subject)

***

Внезапно полохнул огнем зеленым
Нахохлившийся желтым вешний лес!
Пространные охватывает кроны
Пожар цветения, взметнувшись до небес.
И даже в бурых лужах с синевой
Мешается зеленый и живой.

Во всё проник огонь,
Сквозь всё струится пламя!
Я из ничто возник
И всем способен быть!
О сколь же щедр, даря
Нас новыми телами,
Творец – и знать нельзя,
И невозможно скрыть!

(no subject)

***

Пьяный мужчина — то ребенок, то демон,
То бессильная больная скотина,
То серафически чуткое существо,
Откликающееся на едва внятные вздохи мира,
Видящее тысячи цветов, недоступных трезвому глазу.
Его руки — умные ключи от рая и ада,
Он заставляет таять иллюзию
Ледяной твердой вещности,
И его огонь соблазняет женщин, детей, зверье
Запредельной кротостью. И он же,
Одержимый неистовой яростью, раны наносит
Себе и ближнему в жажде гибели.
И, действительно, сам падает
В бездны без имени, не сотворенные Небом.

Как страннЫ дворцы твои Дионис! От небес до ада
Твои стоянки! И в каждой тайная власть цветет самобытно!
Говорят, Отцом Небесным ты послан был в Индию,
Всё себе покоряя, шествовал,
По твоим стопам
Александр Великий и Юлиан шли
К месту, откуда восходит Солнце.
Ты достиг его, они же —
Смерть нашли в Междуречье древнем.
Достиг и стал небожителем,
Насадив лозу, посеяв безумие.
Никогда наша кровь не забудет твоих побед.

И, однако, прощай, бог неистовый,
Дию отныне себя вручаю!
Даруй мне ясность, Отец героев, —
Только ее душа алкает.
Ибо она и есть то небо,
По которому и в которое
Держит путь всякий призванный,
Всякий отчаянный, всякий идущий.

ПОЗДРАВЛЯЮ СО СРЕТЕНИЕМ, ДРУЗЬЯ!

Когда б в тот день цвели Сиона склоны,
То в их плоды проникла б красота,
В них сквозь седую тучу Симеона
Ворвалось Солнце вечного Христа.

Ведь среди этих бед и этих женщин,
Средь крови жертв и рабьей суеты
Смотрел сквозь камни Милующий Меньших,
И шевелились мертвые скоты.

С НАСТУПАЮЩИМ КРЕЩЕНИЕМ-БОГОЯВЛЕНИЕМ !!!

***

Всё меньше свободы и воды скрывают меня,
Я в смерть погрузился, и не было бездне начала,
Но будет конец – Я подумал – и станет в три дня
Здесь новая твердь и вонзят в нее сваи причалы.

И будет небесная лодка и Дева на ней,
Как ростра живая, с руками для нежных и гордых.
И странной команды не будет на свете храбрей
Ни в славных Афинах, ни в Тире, ни в северных фьордах.

Им Новое Небо, откуда к нам голубь парит,
Блеснет над рекой, где един Океан с Иорданом,
Чтоб тех, кто не видел, изранил безжалостный стыд
За то, что не видят, за то, что субботствуют в станах.

Давай Иоанн, Я готов, благовременен час!
Пора выступать, для начала - из водной гортани,
Затем чтоб по водам, извечно бушующим в нас,
Та Дева пришла и с дружиною - лучшим приданым!