Category: отношения

Category was added automatically. Read all entries about "отношения".

(no subject)

            *  *  *

С годами исчезает всё:
Сокровища душевной муки,
Ума пытливого потуги,
Сплин городов и сплетни сёл —
С годами исчезает всё.

Друзей пошлёшь, подругу бросишь,
В болото превратится пруд,
Растащат всё, что не упрут,
Придут ответы без вопросов —
Друзей пошлёшь, подругу бросишь.

Где тело — буйный господин,
Казалось, бесконечной драмы?
Вот это что ли в цвет пижамы,
И сивых с проседью седин?
Где тело — буйный господин?

Где ты, душа, воровка снов,
Зияние опасных странствий?
Ты ль это в кружевном убранстве
За пиршественным спишь столом?
Где ты, душа, воровка снов?

Ты ль это, ум, ты ль, челн певучий,
Носивший в грозную волну
Войну, науку и страну,
На берегу и пуст и скучен,
Ты ль это, правда, ум певучий?

С годами исчезает всё,
История, как щеки шлюхи,
Вдруг провисает, но старухи
Хотят ещё, ещё, ещё.

Секс и религия

Пришлось высказаться сегодня на эту тему. Тезисно получилось вот что:

Все то немногое, что я хотел бы здесь заметить, состоит в том, что англ. слово "секс" значит "пол", но поскольку сексом называют также акт совокупления, образуется дрянная языковая игра, как и с большинством новозаимстоваванных английских слов (менеджер, дилер и проч., обозначающие реальности, вполне передаваемые русскими "приказчик", "управляющий" и т.п., что, однако, кажется чересчур приземеленным нарождающемуся среднему классу). Итак, есть пол и есть акт совокупления, от слова "секс" я отказываюсь.
Теперь, при первом же взгляде на сферу "сексуального", мы видим, что в нее сваливают всё — и то, что с полом связано, и то, что не связано. Очевидно, желание оргазма, как таковое, вовсе не обязательно относится к сфере пола: это желание справить нужду или получить удовольствие — не более. Когда такое желание направлено на какой угодно объект кроме женщины, оно не входит в сферу пола и остается чистым либидо, эросом, похотью - как бы это ни назвать. Проблема гомосексуализма, зоофилии и проч., если это проблемы, не входят в сферу собственно половых проблем.
Далее, сфера пола, как говорит и само слово, предполагает некоторую поляризацию, двойственность. Как показывает мне опыт, эта двойственность может являть себя трояко, и, в зависимости от актуализации той или иной полярности, пол обретает смысл либо в деторождении, либо в творчестве, либо в богосозерцании.
Простейшая двойственность - это двойственность мужского и женского (и то, и другое здесь выступают как всего лишь эмпирические индивиды). Это сфера романа, драмы, лирики и проч. Людям удается, перешагнуть эту двойственность, когда они начинают осуществлять настоящий брак. Таким образом, отнюдь не все половые проблемы есть вместе с тем проблемы семьи или брака.
Если брак осуществляется, то пара становится соотнесена с коллективным бессознательным, средочием жизни, Душой Мира, как бы это ни назвать. На этой ступени совокупление начинает впервые плодоносить чем-то большим, нежели удовольствие. Здесь ход к источнику земной сладости, пророчества и творчества — вовсе не обязательно исключительно художественного. Т.е. здесь ход в то, что У.Блэйк называл раем.
Есть свидетельства о том, что для некоторых пар кончается и это противостояние. Практики майтхуны и т.п. могут быть рассматриваемы как предвосхищения чего-то истинного (в язычестве вообще все то, что в Истинной Религии дается как жизненные периоды, имеет характер быстро преходящих состояний). Когда пара соединяется с миром и образует с ним в любви единое целое, ее полярностью является уже только Бог.
Как и что происходит когда снимается и эта двойственность, мне на данный момент опытно не известно. Но вполне понятно, что этот последний шаг меняет жизнь еще более необратимо и сильно, нежели каждая из вышеописанных ступеней эротического восхождения.
"Секс и религия" - разговор о производных. Нужно говорить о поле и Боге.

(no subject)

***

Как высока вода в реке,
Как высока Луна!
Как хороша бутыль в руке,
О быть бы ей без дна!

А вдоль реки в такую лунь,
В такую ночь и рань,
Целуются — куда ни плюнь,
И мочатся — ни глянь.

Торча сейчас на берегу,
Скажи, любовь моя,
Любой баран впадет в рагу,
Рогами шевеля.

Любой кабан в такой вот час
Не обойдет фонтан,
Коль марсов пламень не погас —
Там рядом пьет фазан.

А мы, оставив им Парнас,
Уйдем за все мосты,
Потреплем локоны волнам,
Почешем животы.

Увидим город свой вдали,
Как купол световой,
Простивши ради тех молитв,
Что повторяешь в море.

(no subject)

      ***

 

Сентябрь, лохматая пчела, похмельный мёд, махровый георгин,

Лёд под ногами, золотые вспышки, парящие неделями на взморье,

Живые пирамиды строгих елей — нордических печальных кипарисов,

Стальная влага северного моря в гранитной чаше,

Древних самоцветов тяжелый, низкий, еле слышный бас,

И тусклое мерцанье между мхами слюды и кварцев — как я с вами сжился!

 

Сказал бы кто назад тому лет двадцать,

Что кроме милого слиянья с женским телом

Познаю я таинственную сладость

Плотского единения с Землей

                                                      — я бы не понял.

Но теперь я реже любовниц самых лучших вспоминаю,

Чем острова, сады, большие реки, текущие, подобно Нилу, с неба.