Category: напитки

Category was added automatically. Read all entries about "напитки".

Три года издательскому проекту "Квадривиум". Посиделка.

Друзья! 21 мая сего года нашему издательскому проекту исполнилось три года. В следующую субботу, 30-го мая в помещении школы "Квадривиум" по адресу 8-я Советская улица, д.58. с 12.00 до 15.00 состоится посиделка, в которой примут участие основные авторы (переводчики) проекта (кроме К.Я. Кожурина, находящегося в отъезде) и все желающие. Никакой специальной программы не планируется, будем пить чаи, шампанские, кофеи общаться ... Добро пожаловать!

(no subject)

***

Помнишь как мы встречали первое солнце лета
За столом на заимке, стол был уставлен виски?
Помнишь как сквозь сиянье, что не смягчала зелень,
Мы наполняли рыжим житным огнем стаканы,
Как возносили к богу пламень земной и камень,
Не отпускали бога жадным за зиму взглядом?
Он же — сиял всё ярче в самые наши души,
Плавя остатки морры утлой вчерашней льдистой...

И казалось, что нет уж, ярче уже не вынесть,
Но лишь глоток и вот же, вдруг зажигалось ярче,
В новую силу Солнце в небе и в нас входило.
Мы же с восторгом новым вновь возносили виски,
Чтобы разжечь то пламя в нас, что лишает тени,
Чтобы сиянье землю всю, до последней складки
Через нас обласкало, каждый кусток взъерошив,
Возвеселился зверик в каждом гнезде и норке!

Помнишь как наши очи огненные спасали
Темными поцелуями от слепоты, даруя
Отдых и хлад взору, да и уму тоже,
Весь бесконечный вечер от поцелуев к Солнцу,
Помнишь? До тех пор пока
Ночь тела не свалила
В бездны иных светов.

(no subject)

* * *

Когда на закате день,
От горизонта к полдню на бронзовых углях золотое пламя в колодце голубизны;
Когда на закате год,
Вино горячее, пахуча хвоя, любезен сосед, капризны дети, игрушки бьются;
Когда на закате век,
Его отмечают в столицах мира, спешно развратничая и напиваясь водкой.
Когда на закате род,
Больная кровь цветет молитвами и науками, но нет покаянья в смерти. Никому.

(no subject)

КОНЕЦ СЕНТЯБРЯ

В серебряных рюмках холодный нам бурый коньяк
Подала хозяйка в беседку без всяких расспросов,
И, ей улыбнувшись, сказал я: вино сентября,
Златые челны и душистая сыть папиросы,

Весь мир, что еще и доныне закутан в туман,
Хоть била уж пушка, все мы — по над черной водою
Скользящие в море, как в морок косматый шаман,
Все мы, что избрали однажды земную недолю,

Тем самым удел получив средь извечных вещей,
Мы все же милы Вам? Понять я хотел бы молчанье.
Ведь каждую осень мы, словно у древних мощей,
Целимся и плачем и снова даем обещанья,

И вновь удаляемся в зиму, без сил пламенеть,
О добрая Дама!.. Но тут появился хозяин
Мы выпили быстро, мелькнула знакомая смерть,
Повис разговор, и стал каждый привычно случаен.

(no subject)

Блюз

Слушай! Слушай! Ты — сам себе дом!
Вот твой сквер, вот кафе,
Вот «поссать за углом» —
Ты сам себе дом.

Вот твой люк, куча листьев,
Через лужу доска,
Пиво пьют приколисты,
В них бычки и тоска.

Ты сам себе дом —
Всем им
Не так уж плохо в тебе.
Вот и дворник в золотом,
Словно сам скарабей:
Катит тачку, трепещет
В солнце нимб голубей.
Ты сам себе дом,
Хоть, конечно же, не в себе.

Твоя подруга плюет за бетонный порог,
Вот так начинается время дорог,
Сними свою крышу, вошедши в чертог скорбей —
Ты, сам себе дом — и сваю скорей забей!