Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

В неделю Иоанна Лествичника

Тяжелая правда жизни состоит в том, что каждый в какой-то момент оказывается перед лестницей. У одних это дворцовая лестница с видами на парк и ангелами на балюстраде, у других обоссаная кишка черного хода, у третьих шаткая лестница на второй этаж сарая, с прогнившей верхней ступенькой... Много разных есть лестниц. У меня, например, была веревочная лестница, так что один раз вцепившись в нее, уже много лет одновременно ползу и лечу.

(no subject)

***

Славно пожили однажды мы, душа, с тобою
Погуляли, порыскали, поискали воли,
Во степном пиру раздольном и в широком море,
И во счастии румяном и в свинцовом горе.
Что, душа моя родная, мы не испытали,
Когда в юности резвились в старости скитались?
Наслаждений сад весенний и болезней осень,
Всё доверим воскресенью, ничего не бросим.
Да, теперь уж собираться в дальний путь нам дальний
Пришло время — соберемся, станем беспечальней.
Заметает снег покосы, кто находит волю,
Тому места в мире нет, нет в наследстве доли.
Поднимайся, козачина, выпей в путь перцовой,
Дай душе своей увидеть свет стези отцовой!

(no subject)

***

Когда молюсь порою в час ночной,
Иное прошлое так внятно шевелится,
И сердце теплою обласкано волной,
И бьется в ней, как тонущая птица!

И женщина — извечный проводник
Во всё, что только носит имя бездны —
Наставничает взглядом, и родник
Открыт рождений, странствий и болезней.

(no subject)

* * *

О как долго не было дали!
О как долго не было были!
Всю болезнь мы свою отболели,
Всю любовь свою отлюбили.

И теперь уже новое племя,
Вина пьет и глотает огни,
И врывается новое время
В наши бывшие ясные дни.

Так должно быть. И все ж лишь презренье
Я живу к новым дням, как к долгам.
Лишь брезгливость — к новым твореньям,
Лишь гадливость — к новым врагам.

(no subject)

***

Ведет меня мой ангел: два крыла
Приподняты над плешью; я молчу,
Поскольку жизнь порой настолько зла,
Что нечего сказать ее врачу.

(no subject)

* * *

Жизнь поэта — замятые блёстки,
Труд поэта — тяжел и презрен,
В своих мыслях — чьих-то обносках —
Он неряшлив, несвеж и несмел.

Да и думать боится заранее
Как войдет в него мерный восторг,
Шаг единый со Всем, обмиранье,
И паденья бессмысленный торг.

Кто избег родового страданья,
Не узнает любовных начал,
Кто игрушкой не стал мирозданья,
Не почувствует Божья плеча.

Годы, годы духовного глада,
Не намоленных язвы вериг.
Кто не пил Гефсиманского яда,
Не узнает Голгофский язык!

Завтрашний Ориген Клуб

Господа!. Из-за разъездов одних отцов-основателей и болезней других завтрашенего О-К, увы, не будет. Теперь уж соберемся после 7-го января. Со всевозможными грядущими праздниками!

(no subject)

КОНЕЦ НАВИГАЦИИ

Смоляных силлогизмов горящие стрелы всё утро
Тщетно гасли в воде, хоть мы видели робкий листок,
И дышала Земля теплой грудью роженицы мудрой,
Мы скитались в тумане: был негоден компасный Восток,
Как и Север, чтоб неведенья невод из бездны
Вынул места крупицу; шли часы, наползали на брег
Вместе с толщей объявшей нас тощей и алчущей мглы,

И я понял, что Даме Ладье до поры нужно больше не верить,
Что пришло время Локки, когда сны беспокойны и злы,
Когда женщины лгут, а в воде лишь мечи и болезни,
Что пора на кильблок той скорлупке спасительной тьмы,
Что крылом парусов мы вздымали к Мосту Семицветья,
Где в корнях всех цветов сны живут и прозренья и ветры.

Чтоб мы вновь обнялись в половодье грядущей весны.