Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

Три года издательскому проекту "Квадривиум". Посиделка.

Друзья! 21 мая сего года нашему издательскому проекту исполнилось три года. В следующую субботу, 30-го мая в помещении школы "Квадривиум" по адресу 8-я Советская улица, д.58. с 12.00 до 15.00 состоится посиделка, в которой примут участие основные авторы (переводчики) проекта (кроме К.Я. Кожурина, находящегося в отъезде) и все желающие. Никакой специальной программы не планируется, будем пить чаи, шампанские, кофеи общаться ... Добро пожаловать!

(no subject)

* * *

Целый день пыхтит с тобой этот странный Хрюндельбо,
И хоть ты его не знаешь, он горит, но не сгорает,
И хоть ты его не видишь, он манерен, как Овидий,
И хоть ты его не слышишь, он твою латает крышу.
Если слышишь ты гобой, всякий раз как сваришь борщ,
Значит он пыхтит с тобой, и крепка его любовь.

Ориген-клуб

Первое заседание в этом сезоне состоится 7 октября (- первую пятницу месяца). Тема и место согласовываются. Клубу требуются волонтеры для диаконского служения - заботе о "трапезе оригениста", сбора средств, координации докладчиков и рецензентов, PR и проч.. Желающих прошу написать прямо мне: sidashtaras@mail.ru Конфессиональная принадлежность не имеет, разумеется, никакого значения.

(no subject)

***

Как высока вода в реке,
Как высока Луна!
Как хороша бутыль в руке,
О быть бы ей без дна!

А вдоль реки в такую лунь,
В такую ночь и рань,
Целуются — куда ни плюнь,
И мочатся — ни глянь.

Торча сейчас на берегу,
Скажи, любовь моя,
Любой баран впадет в рагу,
Рогами шевеля.

Любой кабан в такой вот час
Не обойдет фонтан,
Коль марсов пламень не погас —
Там рядом пьет фазан.

А мы, оставив им Парнас,
Уйдем за все мосты,
Потреплем локоны волнам,
Почешем животы.

Увидим город свой вдали,
Как купол световой,
Простивши ради тех молитв,
Что повторяешь в море.

(no subject)

 

 

    Левинсон

 

Когда-то жил под нами

Товарищ Левинсон,

И каждое цунами

Его погружало в сон.

 

Когда-то он был мальчишкой,

Когда-то ходил с клюкой.

Теперь уже не помнит

Никто кто он такой.

 

Он сам забыл при жизни

Как звать свово коня,

Его любовь к отчизне

Проникла и в меня.

 

Вкушай же смело булку

С прокисшим молоком,

Мы едем на чугунку,

Унылый лестригон!

 

За вальсом в мокрый Павловск,

За полькою в Рамбов,

Где в юбках прячут славу

Пять тысяч сапогов.

 

Ведь я живу под кем-то,

Старею, жду таксо,

Съедаю пол конфеты,

Хоть я и не Левинсон.