santaburge (santaburge) wrote,
santaburge
santaburge

Categories:

Единоверческое (постановка вопроса)

НАБРОСОК О ЕДИНОВЕРЧЕСКОЙ ОБЩИНЕ


«Сие собрание верующих есть так же тело Христово — говорит Иоанн Златоуст. «Так же» — т.е. как и Евхаристический Хлеб. «У каждого из нас должна быть мысль, что семья наша [т.е. наша община — Т.С.] не случайное собрание, а дана нам от Бога», — говорит о.Софроний Сахаров и т.д и т.п. Святоотеческая литература даст нам богатейший материал для того, чтобы уяснить смысл понятия «общины», «собрания», «семьи». Наши же иерархи вводят понятие «приход», отказавшись в «Уставе» от святоотеческого предания. Казалось, «приход» бывает у бухгалтеров и наркоманов, да вот теперь и у нашего новообрядческого епископата! «Каков лоб, таков и приход» — каламбурил СашБаш. И вот ведь — реальность! Если католики ранее делили церковь на учащую и поучаемую, (что, разумеется, православных раздражало), то нынешние московские богословы разделили церковь на правящую и бесправную — вопрос о власти волнует их несравненно более любых вопросов об учении, — и кроме о.Павла Адельгейма нет никого, кто бы им возразил! Устав 2009 представляет собой экклезиологическое заблуждение. Он уродует понятие о Церкви даже не на средневековый латинский образец, но в каком-то еще более диком татарском смысле. Ни понятие общины, ни понятие «народа Божия», ни «царственного священства» — ни одно из центральных понятий Новозаветной и, следовательно, православной экклезиологии - в Уставе никак не представлены. Но это все равно, что написать такой Символ Веры, в котором просто не будет упомянуто о Христе! Да, в этом случае, ересью будет само «не упоминание». В таком именно смысле искажен Устав 2009.
Я, впрочем, надеюсь, что это всего лишь недоразумение. Русский, как известно, долго запрягает. Однако, что помимо неприятия?
Хорошо. Есть община, как же ей в огромном городе быть, к чему стремиться, как организовать свою жизнь? Златоуст пишет: «Почему, думаешь ты, сделались дивными и славными мужи, обитающие в пустынях? Не потому ли, что они убегают от шума и торжищ, и поселились вдали от дыма, поднимающегося среди хлопот житейских? Подражай им и ты, стараясь найти пустыню среди города. А каким образом это возможно? Если ты будешь убегать людей порочных, если будешь следовать добродетельным. Таким образом ты достигнешь большей безопасности, нежели обитающие в пустынях, не только в удалении от людей вредных, но и в общении с полезными». А вот как описывает свмч. Симеон (Симон) Шлеев единоверческие приходы в начале 20-го века: «Единоверческие приходы отличаются от православных [т.е. новообрядческих — Т.С.] приходов монастырским укладом церковной жизни... Прихожане, как и братия обители, избирают себе настоятеля и вместе с ним управляют своей приходской общиной... Но лицо в этой приходской единоверческой общине и соборные монастырские старцы, избранные попечители, ближайшие советники настоятеля храма....». В СПб это был город в городе, со своим реальным училищем, богодельней, госпиталем и проч.
Что делать нам: ведь совершенно ясно, что ничего подобного нам сейчас не создать - и потому, что нас очень мало, и потому, что нет и не будет общего места жительства? Пусть даже, наконец, отдадут многострадальный храм на Марата, что, опять же, если и произойдет, то нескоро, все равно ничего подобного единоверческой «слободе», бывшей здесь век назад, никогда уже не возникнет.
Что мы имеем сейчас? Приход о.Петра отличается от новообрядческого только богослужением, во всем остальном — приход себе и приход. Нет ничего удивительного в том, что патриархия, видя полную бесталанность, хочет превратить нас в этнический заповедник!
Еще раз: как нам, исходя из наших обстоятельств, следует строить жизнь, чтобы эта машина не смолола и нас? Мне представляется глубоко неслучайной монашеская аллюзия в описании еп.Симона. Оттолкнемся от этого.
Каким уставом можно организовать общину в нынешних обстоятельствах? РАЗ НЕТ И НЕ ПРЕДВИДИТСЯ НИКАКОЙ КИНОВИИ — ТОЛЬКО СКИТСКИМ. Это нужно понимать со всей ясностью. С одной стороны, воссоздание единоверия в тех киновийных формах, какие оно имело в СПб в начале века — пустые мечтания. С другой — «каменные джунгли» это самая настоящая реальность: в этих огромных городах мы одиноки почти как в местах необитаемых, потому будем представлять, что каждая семья, каждый член общины живет в своей избушке. (Я помню, обслуживал как-то огромный газовый котел высотой с 4-х этажный дом — грохот был такой, что не было никакой разницы между страшным ревом и полной тишиной. В этой «тишине» я, помнится, спокойно читал, слушал внутренним ухом внутреннюю музыку и проч.) Теперь взглянем, как скитской устав организовывает жизнь подвижников. Об этом исчерпывающим образом говорится в сочинениях преп.Нила: не иметь ничего кроме книг и самого необходимого, питаться от трудов своего рукоделия, милостыни не брать; всенощные 2 раза в неделю - в среду вечером и воскресение (если на неделе случался праздник, отменяли службу в среду, чтобы служб оказывалось не более двух)... все внешнее здесь редуцируемо к служению внутреннему. Как же совместить этот суровый идеал с необходимостью жить жизнью публичной, учить, проповедовать?
Этот вопрос - разумеется, в иных несколько формулировках - изначально занимал русских подвижников, и единоверы имеют на него ответ в сочинениях и, что несравненно важнее, в личности о.Иоанна Неронова. Ради разрешения его, а оно будет также означать воссоздание единоверческой духовности как системы, я предпринимаю сейчас републикацию трудов старца. Уже сейчас мне совершенно ясно, что в основании единоверческого богословия лежит социальное богословие и, что важнее, социальные практики св. Иоанна Златоуста. Именно посредством этого близкого стоицизму мыслителя, единоверие связано и с византийской традицией, и с античной. Это весьма важно. Что же до русской традиции, то сочинения свмч. Симеона (Симона) Шлеева, являются второй точкой, посредством которой задается вектор этой системы.
Если Бог даст, напишу об этом вскоре более детально и обстоятельно.

P.S. Тут не так давно коллега на меня обозлился, услышав, что цель единоверия не состоит в погружении в обряд. Это точно так. И не в совершении обряда. Так это понимали иудеи, да и то не все, а наиболее глупые из них. Мы же знаем, что «исполнение закона любы есть» (Рим.13:10). И как об этом прекрасно Златоуст говорит: «не нужно нам ни трудов, ни подвигов, если мы любим друг друга; это — путь, который сам собой ведет к добродетели. Как на большой дороге, кто найдет ее начало, тот идет по ней, не нуждаясь в проводнике; так и в любви улови только ее начало, и тогда она поведет и направит тебя». Все эти законы, уставы, обряды — всё разрешается в любовь и имеет смысл только для нее и в связи с ней. Любовь и раньше и позже любого обряда и любого действия. Так что цель единоверия, как и христианства вообще — любовь к всецелому Адаму, молитва за все человечество, расширение сознания посредством заповедей, уподобление Христу, усвоение божественных форм жизни.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments