santaburge (santaburge) wrote,
santaburge
santaburge

Categories:

Церковь и церкачи (издание второе, дополненное и исправленное)

Часть 1. ЦЕРКОВЬ И ЦЕРКАЧИ

Пролог

Давайте договоримся сразу о терминах. Церковью — эклэсией — я называю тело Христа, т.е. по буквальному смыслу слова такое собрание «граждан неба», которые — понимая, что они всего лишь тело — вверяют Христу быть главой их, не допуская кроме Него никому ни на земле ни на небе (одной ли персоне или группе лиц) быть наместниками Христа, но всегда оставляя место Христа для Христа. Церкачами же я называю тех, кто либо сам порывается к наместничеству, либо поощряет в других такие порывы — господ и рабов буду называть я церкачами, т.е. тех, кого Дух не освободил: одних от рабства, а других от господства.
Посредством этих определений снимается иллюзия существования многих церквей: есть лишь одна Церковь и множество церкачей, сбивающихся на более или менее длительные сроки в те или иные Церки . К судьбе церкачей я достаточно равнодушен, равно и к составляемым ими общностям, которые лишь поверхностно отличаются от армий и государств, т.е. институтов куда более связанных с жизнью леса, нежели с жизнью неба. Нет никаких православных, протестантских, католических церквей, есть православные, протестантские, католические церкачи и их церки, а еще есть народы, семьи, государства, институты гражданского общества, клубы филателистов, в конце концов.
Церковь находится в рассеянии, как и народ иудейский долгие и долгие столетья. Это простой факт, один из «граждан неба» случайно оказывается в компании одних церкачей, другой — других: по всему миру рассеяно тело Христово; будучи чем-то малым — закваской, солью — оно есть творческая причина мира и его вкус. Сделать с этим ничего нельзя, даже Господу не удалось собрать всех под свое крыло, куда уж нам. Сделать ничего нельзя, но это можно знать, с тем, чтобы правильно оценивать происходящее и не увеличивать и без того всеохватную смуту.



О ПОЛОЖЕНИИ ДЕЛ В ГРЕКО-РОССИЙСКОМ ЦЕРКЕ

1. Эмиграция как норма жизни на восточно-европейской равнине.

Сейчас мы будем говорить о наших церкачах и о последних событиях в их мире. Однако же, поскольку события в их стае происходят совершенно те же, что и в стае под названием «государство российское», то начнем мы с небольшой заметки, позволяющей уяснить положение дел в сегодняшнем российском обществе.
Практически все население России живет в эмиграции, физически находясь в своей стране. Это естественный и неизбежный результат путинской десятилетки: власть так активно и последовательно отделяла себя от народа, лишая его любых возможностей контроля и влияния на начальство всех уровней, что добилась своего — сам народ отделился от государства.
85% россиян не видят возможности влиять на принятие государственных решений. 77% населения не готовы к участию в политике. 62% сообщили, что во всем полагаются только на себя и стараются избегать всяческих контактов с властными структурами. И только 3% заявили, что всегда добиваются поставленных целей, вступая в контакт с властью. Таковы результаты свежего социологического опроса Левада-центра. Опрос был посвящен отношению населения к распределению полномочий между местной и центральной властью, характеристике политического строя, сложившегося в стране, и оценке гражданами своего участия в принятии политических решений. Между прочим, это исследование опровергло миф о тотальной аполитичности россиян: почти 20% готовы личным участием изменить положение в стране. Тогда как в революциях редко когда задействован даже 1% населения .
Нет никаких сомнений, что если бы аналогичный опрос был проведен в РПЦ, он дал бы сходные, и даже еще более «эмиграционные» результаты. Подавляющее число прихожан РПЦ, в лучшем случае, не знает своих епископов; большинство христиан бессознательно (а имевшие несчастие сталкиваться с этими структурами — и сознательно) дистанцируются сейчас от епархиальных органов власти. Всем априорно и так ясно, что епископат и иже с ним есть своего рода необходимое зло, как милиция и президент, как всякая прочая власть в этой «бездарной стране». Такое отношение к власть предержащим соседствует с тем рабским умонастроеньицем, которое нередко пытаются одеть в полинявшую попонку героического традиционализма: не нами заведено, не нами и прейдет, плетью обуха не перешибешь и т.д. — ну просто Илья Обломов и Платон Коротаев в одном лице. Нам важно здесь то, что средний русский человек сейчас живет одновременно и вне почти идеально уже простроенного по вертикали государства, и вне выстраивающего свою вертикаль власти по образцу путинского государства главенствующего церка. На этом последнем мы сейчас остановимся. Ибо главным и единственным вопросом, который мы ставим перед собой в данной статье, является вопрос: что теперь нам (христианам московского патриархата) в связи с этой инициативой верхов делать?

2. Тайнозамкненный Собор 2009 года и его каноны.
Как известно, сразу после фарса с избранием Патриарха церкачи собрались на архиерейский собор, деятельность которого не освещалась никак — большой смех, как это обычно и бывает, закончился горькими слезами: на этом соборе был принят новый устав РПЦ; его новации как раз и станут предметом нашего рассмотрения.
Впрочем, надлежащий анализ был предпринят в статьях о. Павла Адельгейма — поистине, живого святого, которым Господь помиловал наш глупый век. Однако отец Павел — именно в силу высоты своего духа и глубины своей добродетели — не сумел сконцентрировать внимание на примитивном цинизме этих документов, говоря в основном о богословских ошибках, лежащих в основании канонической деятельности тайнозамкненного собора. Нам же сейчас важно раскрыть механизм мошенничества, имеющего своей целью перемену канонического строя церкви.
а. Парадигма церковных законотворцев
Когда бы и где бы восточные церкачи не занимались законотворчеством, они всегда брали за образец ту или иную форму существовавшего государственного устройства. Так, иудео-христиане первых общин избрали в качестве эталона иерусалимскую гражданско-правовую общину — своего рода иудейский полис времен второго храма. Все вообще раннее законодательство несет на себе живые следы влияния полисных идей. В средние века византийские церкачи всецело подражают византийской монархии, еще помнящей о своем конституционном прошлом, затем следы конституционализма забываются… Для наших иерархов образцом служило путинское государство, они желали идти в ногу со временем. Но нынешнее российское государство есть олигархия; во имя безопасности олигархов у нас упразднены народные референдумы, голосование «против всех» и многое, многое другое, что позволяет выразить недоверие власти как таковой, а не выбирать между равно ничтожными марионетками, что, собственно, и является формами проявления и осуществления власти народа. В центре современного российского законодательства стоит олигарх его интересы и безопасность — это элементарно просто показать, и мы несомненно сделали бы это, если б занимались государством. Но нас интересует свежий устав МП. В нем мы видим совершенно то же самое. В центре устава стоит неподсудная, никем неконтролируемая личность олигарха-епископа, в руках которого сосредоточена вся власть и который некому неподсуден. Как это делается?
б. О божественном епископе (согласно новому уставу)
Поистине, велика и необорима Московская Патриархия, ибо прешло отныне всё человеческое и правят нами бессмертные боги! Как создавались боги в древности, мы знаем; что нового в технологиях, господа богоделы? Основное ноу-хау, конечно, это принцип self made mane — если раньше делающий бога и продукт были разными вещами, то о наших богах мы можем с гордостью сказать — они сами достигли этого, сами сделали себя таковыми. О великие, они превратили архиерейские соборы в бога-дельни! Поклоняемся вам грозные владыки, величаем вас!
Итак, по порядку, станем сравнивать положения о епископе собора 1917/18 г.г. и нынешнего:
I. Власть исполнительная.
1. Ничтоженье Епархиального Собрания и Епархиального Совета.
Думаю, для подавляющего большинства новообрядцев МП явится большой новостью услышать, что даже по сей час по закону, регламентирующему жизнь церкви, епископ не является единоличным вершителем исполнительной власти в епархии. Архиерей должен править «при содействии клира и мирян»; это вот содействие институционально выражается в виде Епархиального Собрания (которое составляется на 50% из мирян и на 50% из низших клириков, избранных Приходскими собраниями сроком на 3 года), созываемого по инициативе Епархиального Совета, и самого Епархиального Совета — это 6 мирян и клириков из состава Епархиального Собрания, занимающиеся делопроизводством в Епархии и набирающие соответственный штат служащих. Епархиальному Совету принадлежит право выступать с каноническими инициативами и созывать Епархиальное Собрание. Что, казалось бы, может быть проще: Собор 1917 года однозначно ограничил власть епископов Епархиальным Собранием, а власть Собрания — епископоской, получив необходимый для всякой демократической власти конфликт высших властей. На данный момент: Епархиальные Собранья после коммунистической паузы не восстановились, новые уставы отказались от четкого регламента правил их избрания и созыва. Епархиальные Советы стали назначаться архиереями. Таким образом, ценой фактического упразднения и Епархиального Собрания, и Епархиального Совета ИСПОЛНИТЕЛЬНАЯ ВЛАСТЬ ЕПИСКОПА СТАЛА АБСОЛЮТНОЙ.
2. Беззаконность епископской власти
Но, пусть бы исполнительная власть была и единоличной, если существуют внятные законы, регламентирующие формы ее осуществления, тогда хотя бы в принципе можно взять этого мерзавца епископа за мантию и представить хотя бы на суд собора. НО! И это самое важное! В МП нет никаких законов, регламентирующих епископскую власть. Как не без иронической горечи замечает о. П. Адельгейм, единственное, что запрещают епископам каноны, это рукоприкладство. Миряне же должны «не огорчать» епископа. Никаких попыток раскрыть понятие «огорчающих» епископа поступков за 1000 лет существования церковой организации в России предпринято не было. Так что нет ни понятия о преступлении, ни понятия о наказании — ни в качественном, ни в количественном измерении. Так что и в этом ВЛАСТЬ ЕПИСКОПА НИЧЕМ НЕ ОГРАНИЧЕНА.
Низшие клирики и миряне АБСОЛЮТНО БЕЗЗАЩИТНЫ ПЕРЕД ЛИЦОМ ЕПИСКОПСКОЙ ВЛАСТИ. Но почему?

II. СУДЕБНАЯ ВЛАСТЬ
Ничтоженье проекта о церковном суде Собора 1917-1918 гг. и неподсудность епископов.
К великому нашему несчастью Собор 1917-18 гг. успел выработать лишь рекомендации, но не утвердить механизм церковного делопроизводства. В частности, было рекомендовано усвоить три основных принципа светского судопроизводства того времени: а. разделение судебной власти и исполнительной;
б. гласность и открытость судопроизводства
в. равноправие и состязательность сторон.
Положение дел на сегодняшний момент лучше всего передал о. П. Адельгейм: «Буква действующей редакции Устава РПЦ 2000 не предоставляет епископу право суда. Однако положения Устава формируют объективные условия, при которых епископ фактически становится единоличным судьёй всех клириков и мирян своей епархии. Формируя епархиальный суд в гл. VII, 1-17, Устав 2000 парализует свободу судей, поставив их в такую жёсткую зависимость от исполнительной власти, что решения суда могут выражать только волю правящего епископа. Своей властью епископ:
1. Наделяет полномочиями судей епархиального суда (VII, 11).
2. Назначает Председателя епархиального суда (VII, 12)
3. Досрочно отзывает председателя и членов епархиального суда (VII, 13).
Мотивы отзыва судей Устав оставляет на усмотрение епископа.
4. «Постановления епархиального суда подлежат исполнению после их утверждения епархиальным архиереем. В случае несогласия епархиального архиерея с решением епархиального суда он действует по своему усмотрению. Его решения входят в силу немедленно...» (VII, 16).
5. «Разбирательство дел во всех церковных судах закрытое» (VII, 9).
6. «Вступившие в законную силу постановления церковных судов... являются обязательными для всех без исключения клириков и мирян» (VII, 8). Исключая епископов из круга лиц, для которых обязательны постановления церковного суда, Устав либо выводит епископов за пределы правового пространства Церкви, либо само правовое пространство становится неоднородным. В обоих случаях отвергается основной принцип права единое правовое пространство, в котором каждому предоставлена свобода, ограниченная нормой. Вся история канонического права за 2000 лет не знает статуса правовой неприкосновенности епископа. Наоборот, каждый канон, устанавливая запрет и налагая меру ответственности, начинает возмездие с епископа: «Аще кто, епископ, или пресвитер, или диакон...» (Ап. 3, 5-8 и прочие апостольские и вселенские).
Устав РПЦ 2000 ввёл совершенно новый принцип, неведомый в истории канонического права, - неподсудность епископа».
Если учесть еще и то, что согласно новому Уставу «членами суда должны быть лица в пресвитерском сане», то совершенно понятно, какими будут судьями эти епископские крепостные.
Совершенно ясно, что если ко всему этому прибавить еще и ту сакральную и харизматическую власть, которой епископ обладал и обладает в церкви изначально, то мы увидим, что епископ наш весьма и весьма подобен римскому папе. Поскольку у нас таких персонажей на сей день все-таки около сотни, и все они не римские, а русские, я бы назвал их русскими папиками.

III. РУССКИЕ ПАПИКИ И УНИЧТОЖЕНИЕ ПРИХОДОВ И БРАТСТВ
Вполне понятно, что вся эта митрофорная гвардия, могла бы быть уязвимой как сверху — со стороны Поместных соборов, так и снизу — со стороны развитых форм христианского общества. И, действительно чувствуя такую опасность, последний устав настолько переделал положение о приходе и соборе, что, перефразируя слова Алексея Михайловича Романова: «и приход теперь не приход, и собор теперь не собор». Особенно контрастно дело выглядит на фоне единоверческого устава, и я попросил свою жену сравнить положение о приходе наше и новообрядческое (см. Приложение 2), но даже и простое сравнение старого и нового уставов новообрядческих приходов дает немалую пищу для размышлений.
Устав Собора 1917-18 гг. мыслил строго и ясно. Прежде всего, давалось определение прихожанина, а именно: это был человек, подписавший соответственный договор с той или иной общиной. Его неотъемлемым правом после этого являлось право участия в приходском собрании. Слова «прихожанин» и «мирянин» употреблялись синонимически, равно как и «приходское собрание» и «община». Помимо необходимого участия в социальной и умственной жизни церкви мирянин, между прочим, навсегда заносился в диптихи того или иного храма (что у нас происходит временно и за деньги). Так мыслил Собор Мучеников.
Что сделали новейшие «гении»? В первую очередь, они упразднили договорные отношения между мирянином и общиной. Затем, они размежевали понятия «прихожанин» и «мирянин», выделив даже на уровне прихода свою олигархию (подобное ведь всегда производит подобное). Таким образом, мирянин это один из учредителей прихода, член пресловутой «десятки», все остальные — прихожане. Миряне, соответственно, входят в приходской совет и составляют приходское собрание, они же участвуют в Епархиальном Собрании (которого нет) и на Поместном Соборе (о котором мы будем говорить особо). Остальные — прихожане — не имеют никакого канонического статуса вообще. А раз не имеют они, то само понятие приходского собрания или общины становится фикцией. В русском православном Церке общин просто не существует. Существуют грозди каких-то свободных электронов, липнущих то к тому, то к другому ядру, существуют россыпи свечеставцев, потребителей ритуальных услуг — короче, толпа, стадо, не имеющее ни прав ни обязанностей. В уставе 2000 года добивалось к тому же еще и право архиерея разгонять полностью или частично приходскую общину. Совсем хорошо!
И Вы это, новообрядцы, терпите?! Уверен большинство из вас лишь по незнанию! Не иначе дело обстоит и с братствами, но этот вопрос я отдельно разбирать здесь не буду. Таким образом, В РАМКАХ ДЕЙСТВУЮЩЕГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА НИКАКАЯ ЛЕГИТИМНАЯ КРИТИКА СЛОЖИВШЕЙСЯ СИСТЕМЫ СНИЗУ НЕВОЗМОЖНА.

IV. О ЛИКВИДАЦИИ ПОМЕСТНЫХ СОБОРОВ В ТОМ СМЫСЛЕ, КАК ИХ ПОНИМАЛ СОБОР 1917-1918 гг.
Теперь посмотрим, как оградили наши церкачи свою божественность от критики сверху, какие Поместные Соборы заготовили наши папики для своего церка.
1. Откуда берутся церковные олигархи
Несмотря на предельно ясные и бесспорные указания древнейших канонических сборников об избрании епископов, несмотря на всеми признаваемую практику избрания в древней церкви и в ранне-средне-византийский период, несмотря на новгородскую практику избрания епископов, несмотря, наконец, на решения собора !917-1918гг. … нынешние епископы НАЗНАЧАЮТСЯ. И последний собор еще раз подтвердил это назначенчество. Епископы назначают епископа. Рука руку моет. Уже одно это сознательное и добровольное неследование древнейшим церковным практикам при возможности им следовать выставляет нынешнюю московскую иерархию не то, чтобы незаконной (мы помним что закона в православных церках не существует), но, как выражался Достоевский, «с грязнотцой».
2. Олигархи и Поместный собор
Получая духовное образование в первой половине 90-х годов, я усвоил намертво: выше Собора для православного человека только Господь Бог. Со временем от этих родных (я уверен) сердцу всякого русского мыслей пришлось отказаться.
В самом деле, если Собор 1917-18гг. мыслил себя средоточием всякой власти: законодательной, административной, судебной и контролирующей, то уставом 1988 года у него была отнята контролирующая власть, которая после этого из Церка МП просто исчезла, а в 2000 также законодательная и судебная — они были переданы Архиерейскому собору. Даже определить сроки созыва следующего собора нынешний Поместный Собор не властен — в этом он зависим от Архиерейского Собора, Патриарха и Синода. Таким образом, нынешний поместный Собор МП это что-то вроде первомайской демонстрации солидарности трудящихся. Неплохо бы как-то связывать эти соборы с кинофестивалями или карнавалами с сожженьем чучела усопшего патриарха. Мы видим, что ОЛИГАРХИ ЛИШИЛИ ПОМЕСТНЫЕ СОБОРЫ МП ВСЯКОЙ ВЛАСТИ. Кроме власти избирать патриарха (закрытым голосованием, хм...). И всего-навсего подтверждать решения Архиерейского Собора, касающиеся вероучения и канонов.
3. Рождение Архиерейского собора от благородных родителей
Параллельно с умалением Поместного собора (а здесь нужно также понимать, что новые уставы радикально изменили самый состав Поместных соборов) в Церке МП восходила новая структура под названием Архиерейский собор. Изучив по всем предшествующим действиям нрав самих архиереев, мы должны предположить, что едва ли они окажутся лучше, собравшись в стаю.
На Соборе 1917-18гг. Архиерейский Собор был всего лишь в качестве архиерейского совещания при Поместном Соборе. По условиям времени он получил самостоятельное значение в 1945 году, когда нужно было избирать патриарха, а Поместный Собор было не собрать. Таким образом, нынешний Архиерейский Собор — законное чадо достойных отцов — Сергия Страгородского и Иосифа Сталина.

4. О вхождении архиерейского собора «в пору».
Вот за этим бастардом Собор 1988 года как раз и закрепляет высшую, судебную, законодательную и исполнительную власть. С тех пор Архиерейский Собор НЕПОДОТЧЕТЕН ПОМЕСТНОМУ СОБОРУ. Это значит, что Церк МП даже чисто формально перестал быть соборным, ибо под соборностью церкви никто никогда не мыслил ни власти синода, ни другого какого-либо церковного образования или комиссии, но именно власть собрания, эклэсии как таковой. «Никогда не мыслил» — разумеется, не в среде никонианского епископата, который во весь синодальный период признавал главой церкви синод, а главой синода императора — мера их невежества до известной степени оправдывает меру их лизоблюдства. Но в среде церковных интеллектуалов века двадцатого, которые отлично знают, как должна быть устроена Церковь, а в последние двадцать лет еще и не имеют никаких внешних препятствий для осуществления своей законотворческой деятельности. Тем безобразней то, ЧТО они сегодня делают — в полном сознании совершаемого и никем не принуждаемые извне.
4. Секта епископов
Подведем итоги: ВСЯ ВЛАСТЬ В НОВООБРЯДЧЕСКОЙ ЦЕРКВИ МОСКОВСКОГО ПАТРИАРХАТА ПРИНАДЛЕЖИТ НЕКОЕЙ САМОВОСПРОИЗВОДЯЩЕЙСЯ КОРПОРАЦИИ, ПОДВЕДШЕЙ НАДЕЖНУЮ ЮРИДИЧЕСКУЮ БАЗУ ПОД ОСУЩЕСТВЛЯЕМОЕ ЕЮ БЕЗЗАКОННОЕ ПРАВЛЕНИЕ. МОСКОВСКИЙ ПАТРИАРХАТ СТАЛ ТОТАЛИТАРНОЙ СЕКТОЙ.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments